Бригада реанимации осталась без дела или как я сбила температуру ребенку.

В моей жизни было много случаев, когда применение саентологии приносило удивительные, порой неожиданные результаты.

Один из них хочу рассказать. Он произошел лет девять назад. Мы жили на четвертом этаже, а над нами жила семья: папа — милиционер, мама — детский врач и двое детей: одному пять лет, а другому год и девять месяцев.

Как-то ночью мы проснулись от стука в дверь и детского плача. Я открыла дверь. На пороге стоял наш пятилетний сосед. В шлепанцах на босу ногу, закутанный в одеяло, он стоял покачиваясь, его глаза слипались — он с трудом боролся со сном. Сквозь всхлипывания я поняла только: «мама прислала…», «братик умирает» и «не может вызвать скорую…»

Я бегом поднялась в их квартиру. Мама вся в слезах. Повторяла только: «Он умирает», «Он уже меня не узнает» и твердила слово, похожее на латинское. Как я догадалась, это был диагноз ее сына. Из сбивчивого рассказа я поняла, что у малыша сильные судороги от высокой температуры, которую не снижают ни антибиотики, ни жаропонижающие средства (она же врач и все эти средства уже применила). А скорую она не может вызвать, так как нет телефона.

Когда я взглянула на ребенка, сама испугалась. Он лежал на боку выгнувшись назад, как маленькое коромысло. Глаза закатились, вместо дыхания раздавались какие-то хрипы. Я попыталась взять его руку, тело было горячее и застывшее как доска.

Велев соседке спускаться в нашу квартиру и вызывать скорую, я осталась с малышом. К тому времени я уже умела делать «ассисты». Это такие способы помощи, которые существуют только в саентологии. Они очень простые, не являются лечением, но помогают телу справиться с какими-либо нежелательными состояниями. Я их часто использую, чтобы помочь своим близким и себе. Но сейчас я сомневалась, что смогу помочь. Этот случай был действительно тяжелым. И всё же, решив, что действие лучше, чем бездействие, я приступила к ассисту.

Через пару минут тельце малыша обмякло, он уже не был похож на маленькое коромыслице. Ещё через минуту он закрыл глазки, а потом его дыхание стало ровным, без хрипов.

Когда вернулась его мама, он уже мирно посапывал, обняв подушку. Она была изумлена. Ведь будучи врачом, она знала, что такие приступы не проходят сами собой. Пациента надо обязательно везти в больницу и проводить интенсивную терапию в течение нескольких дней. Она сразу поставила малышу градусник. Он показал 37,5, хотя перед моим приходом было около 40 градусов.

Подъехавший вскоре врач скорой помощи осмотрел больного, проворчал что-то типа «…и из-за этого стоило вызывать?», по рации дал «отбой» бригаде реанимации, которую успел вызвать, узнав диагноз, дал маме успокоительные капли и уехал. Очевидно, он решил, что мамочка просто запаниковала и ошиблась в диагнозе. Но мы-то знаем, что было на самом деле.

Альфия

Вам также может понравиться:

4 комментария

  1. 1
  2. 2
  3. 3

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>